OlgaBekas (olgabekas) wrote in foturist_ru,
OlgaBekas
olgabekas
foturist_ru

Categories:

«Горе войны» вкусили уральские старообрядцы, наблюдая, как сражаются «белые» с «красными»

Военно-исторические реконструкции значимых для прошлого России и отдельных ее территорий событий в последние годы набирают все большую популярность и охватывают едва ли не все регионы страны. Старообрядцы, как люди мыслящие, для которых история — это не пустой звук, проявляют интерес к подобным мероприятиям, поскольку они позволяют не просто увидеть «ожившую историю», но и приобщить к ней подрастающее поколение.



В июле на Среднем Урале историческая реконструкция сражения времен Гражданской войны 98-летней давности была организована в селе Кислянка неподалеку от села Покровское под городом Реж — мероприятие прошло при большом стечении народа. А что реконструировали?



Из истории известно, что в августе и начале сентября 1918 года серьезные бои шли на линии железной дороги «Екатеринбург — Реж». Белые войска медленно оттесняли красных, заставляя их все ближе прижиматься к Режу — это был последний барьер перед Егоршино. Выбив противника из Режа, белые, с легкостью миновав село Покровское, хотели с востока ударить по обороне красных. И уже 25-го августа горные стрелки добровольцев подошли к позициям «красных» на реке Быстрая. Третья чешская рота и третья офицерская рота предприняли обход «красных» с левого фланга. Другие сводные роты должны были обойти красноармейцев с правого фланга. Через два дня, 27-го, обороняющиеся, не ожидая фланговых ударов, начали беспорядочно отступать. В руки «белых» попали несколько десятков человек и довольно значимые трофеи, однако к концу августа они, ослабленные отходом чешских рот, все же откатились на свои старые позиции к станции Крутиха.



В начале сентября Волынский полк красногвардейцев направили на режевской участок фронта. Он в основном состоял из рабочих здешнего Режевского завода, крестьян села Покровского, деревень Большое и Малое Трифоново. В состав полка входили 1642 человека, в том числе 1056 штыков, 22 сабли, 18 пулеметов и два орудия. Командиром полка был назначен Андрей Федоровский, комиссаром был Федор Вожаков. В составе полка было создано три батальона: первый — под командованием Н. Козлова, второй — под командованием К. Семенова и третий — под командованием А. Иванова. По свидетельствам очевидцев, тот полк отличался крайне слабой дисциплиной и растущим в рядах солдат возмущением новой властью. Возможно, вояки бы вскоре ополчились против своего же командования, но их постоянно отвлекали стычки, в которые они вступали, все же повинуясь своему руководству.



Известно, что от белогвардейцев на этом участке фронта действовал сводный отряд под командованием С.А.Кононова — он насчитывал 611 штыков, 63 сабли, три артиллерийских орудия, девять пулеметов и два бомбомета. При этом для совместных действий вскоре подоспели пятая и седьмая чешские роты второго батальона третьего имени Яна Жижки полка под руководством батальонного командира капитана М. Немеца.



Противостояние этих «армий» и было реконструировано в 2016 году. Примечательно, что летопись содержит любопытный диалог, состоявшийся в стане «красных»:

Кто старший на батарее? — прискакал к орудиям командир крестьянского полка Филипп Акулов.
Колотилов! — тут же прозвучал ответ.
Слушай приказ: открывай огонь по церкви, — заявил командир. — Надо сбить наблюдателя!

Говорят, один из солдат, выходец из села, то ли про себя, то ли, поделившись с кем-то, промолвил, дескать, «легко сказать — открывай огонь по церкви. Там родной дом, отец, братья, любимая девушка. Наверняка укрылись в подвале. Как бы их не задеть»… И все же Колотилов открыл огонь и убил наблюдателя на церковной колокольне.



Нас поучаствовать пригласила подруга Аполлинария Канюкова, — рассказывает прихожанка екатеринбургского храма РПСЦ во имя Рожества Христова Ольга Кириченко. — Полина приехала со своей семьей — с родителями, мужем и сыном. Мы были втроем — я, муж Александр и наш сын. Меня привлекла возможность прочувствовать дух той эпохи, окунуться в то время и через это погружение в детальную реконструкцию, лучше понять, ощутить, как воспринимались бы те события, живи я в то время. Скорее всего, я была бы обычной крестьянкой, которая мирно трудилась, занималась хозяйством, воспитывала ребенка.



Фестиваль «Покровский рубеж» впервые проходил столь масштабно: уже в пятницу накануне основного заезда гостей и участников был разбит военный лагерь, поэтому все приехавшие ночевали в палатках, а ужин готовили на кострах. «Кстати, у Поли муж непосредственно принимал участие в реконструируемом сражении», — добавляет Ольга, подчеркивая, что в образе крестьянки, который ей довелось «примерить», чувствовала себя психологически комфортно.



Хотя и городской человек, — улыбается она, полагая, что, по всей видимости, отзывается генетическая память, образ жизни предков-землепашцев. — Первое ощущение при виде солдат, и «красных», и «белых» — любопытство и одновременно страх крушения устоев, возможной потери близких, атмосфера тревожности и неопределенности. Горе войны, если проще. А когда началась реконструкция самого сражения, со звуками выстрелов, дымом, огнем, бегающими солдатами, треском пулемета и рычанием броневика, это внутреннее ощущение хаоса, пришедшего на смену размеренной жизни, веками заведенному порядку удвоилось.



Организаторы не ставили цели показать сражение в ракурсе «выигравшие и проигравшие», но лишь стремились передать саму атмосферу того «расшатанного» времени, с его песнями, воспроизведенной в наши дни комнатой русского офицера-белогвардейца, большевистской избой-читальней с пропагандистскими материалами.

К счастью, никто не навязывал нам какую-то определенную точку зрения на события тех времен, зрителям лишь предложили, внутренне переработав полученные ощущения от увиденного, сформировать свое собственное мнение о тогдашних событиях, — рассуждает Ольга и добавляет: символично, что лазарет для раненых бойцов с обеих противоборствующих сторон был один, в нем находились две медицинских сестры, одна — в красной косынке, другая — в костюме медсестры «белого» движения. — Меня мероприятие привлекло именно тем, что дает возможность быть не просто зрителем за красной лентой музейной экспозиции, а предлагает самому встать на место людей той эпохи в образе бойца, крестьянки или сестры милосердия...



Теперь у екатеринбургских старообрядцев об исторической реконструкции останутся не только воспоминания, но и фотографии «под старину», которые наверняка украсят их семейные альбомы на многие годы.

Фото Ольги КИРИЧЕНКО

http://ruvera.ru/articles/gore_voiyny

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments